by

Плёс

Последние несколько лет на берегу Волги, в Плёсе, проходит веломарафон, с завидным постоянством набирающий популярность: в этом году на старт вышла почти тысяча участников, среди которых очутился и я.

Маршрут к месту проведения марафона проходил из Москвы через Ярославль с ночёвкой в Волгореченске, что находится в 35 километрах от Плёса: уже за месяц забронировать жильё по приемлемой цене стало невозможным. Я ехал с другом, который любезно согласился подвезти меня с двухколёсным конём, благо тот любит путешествовать на машине по хорошим дорогам, гулять по новым местам, а, вдобавок, изъявил желание искупаться хоть раз в водоёме.

Плёсский пивной дом, в котором Андрей Олегович нашёл дополнительную мотивацию. Справка для читателей: за десять лет знакомства я ни разу не видел, чтобы он пил пиво. Единственные два эпизода, по его словам, произошли этим летом – в Закопанах, куда мой друг доехал на мотоцикле, да в этом ресторане. Рекомендует!
Плёсский пивной дом, в котором Андрей Олегович нашёл дополнительную мотивацию. Справка для читателей: за десять лет знакомства я ни разу не видел, чтобы он пил пиво. Единственные два эпизода, по его словам, произошли этим летом – в Закопанах, куда мой друг доехал на мотоцикле, да в этом ресторане. Рекомендует!

Путь в «Санаторий-профилакторий Костромской ГРЭС» мы проделали за неполные семь часов, успев преодолеть пробку около Покрова и перекусить в колоритном придорожном кафе, в котором я научился жизненной мудрости посещения ресторанов: придирчивое изучение меню всегда проигрывает беседе с официантом – сопоставить желаемое блюдо с набором продуктов, что были в наличии в холодильнике удалось лишь с четвёртого раза. Никуда не спешили, почти всё время ехали в правом ряду, не обгоняли без необходимости: водитель сильно ратовал за «экономичное вождение и идеальный расход бензина». А мне-то что, везут и везут, всё лучше, чем толкаться в поезде с пересадкой на трясущийся автобус, да ещё и с внушительным багажом.

Весьма достойный маркетинг!
Весьма достойный маркетинг!

Новость о месте для ночлега товарищ встретил фразой с совершенно непередаваемой смесью восторга, удивления и предвкушения:
— Дро-о-о, то ж «совок-совок»!
Ожидания оправдались частично: санаторий оказался весьма продвинутым, с собственной парковой и видеонаблюдением. Очень чисто, мыло и полотенца в комплекте, равно как и небольшой пирс, с которого можно было нырять в воду (а она была гораздо чище, чем на городском пляже в трёхстах метрах от санатория) и аккуратная футбольная «коробка».

Плакат на главной площади. Город понравился своим покоем и чистотой. Не знаю, как жить, но прогуляться после суетливой столицы по безлюдным улицам было приятно.
Плакат на главной площади. Город понравился своим покоем и чистотой. Не знаю, как жить, но прогуляться после суетливой столицы по безлюдным улицам было приятно.

Ужинали в ресторане на главной площади Волгореченска, зал был абсолютно пуст (город – тоже, видимо, все, кроме голубей, эвакуировались на пляж). Официантка была искренне удивлена нашим посещением, делала всё с некоторой неохотой – видимо, особой конкуренции нет, а в жаркий вечер субботы, пока все отдыхают у воды, на работе находиться было обидно. Цены – на уровне «Му-му», накормили нас вкусно и сытно.

Утром выдвинулись в Плёс. К месту старта приехали около девяти – машин было ещё мало, город только начал просыпаться, регистрацию прошёл практически мгновенно. Отдельно отмечу работу волонтёров, выдававших стартовые пакеты – действовали быстро и точно, нашли оплаченную мной спортивную страховку, которую я не распечатал, и уже через пару минут, закрепив хомутами номер, был готов к гонке.

Прогулялись после регистрации по городу. Первое, что бросилось в глаза – перепады высот. На фото видно плохо, но торчки, мощёные булыжником, взмывающие к небесам, несколько пошатнули мою веру в осуществлении задуманного: проехать полный марафон, «выезжая» из полутора часов на круг.
Прогулялись после регистрации по городу. Первое, что бросилось в глаза – перепады высот. На фото видно плохо, но торчки, мощёные булыжником, взмывающие к небесам, несколько пошатнули мою веру в осуществлении задуманного: проехать полный марафон, «выезжая» из полутора часов на круг.
Участники прибывали. «Мотобезумец» - не потому, что без ума, а благодаря примотанному к мотоциклу кофрам с одной и велосипедом с другой стороны, единственный, кто без особых усилий нашёл место для парковки. Машины выстроились в ряд по обе стороны длинной асфальтовой горки, игнорируя запрет на парковку. Представители автоинспекции махнули на это дело рукой – им либо передался ажиотаж спортсменов, либо не оказалось должного количества эвакуаторов и мест на штрафстоянке: не видел, чтобы кого-то штрафовали.
Участники прибывали. «Мотобезумец» — не потому, что без ума, а благодаря примотанному к мотоциклу кофрам с одной и велосипедом с другой стороны, единственный, кто без особых усилий нашёл место для парковки. Машины выстроились в ряд по обе стороны длинной асфальтовой горки, игнорируя запрет на парковку. Представители автоинспекции махнули на это дело рукой – им либо передался ажиотаж спортсменов, либо не оказалось должного количества эвакуаторов и мест на штрафстоянке: не видел, чтобы кого-то штрафовали.
Алексей.
Алексей.

В Плёсе встретился со своим товарищем по трейлам Битцы – живём в пяти километрах друг от друга, катаемся в одних и тех же местах, но я этим летом перешёл на утренние поездки – после работы в клинике и дороги туда-обратно на метро силы и желание заниматься спортом меня покидают. Он тоже записался на три круга.

Фото «до».
Фото «до».
Заполняем коридор!
Заполняем коридор!

В стартовом кармане около нас на секунду остановился худой парень и тихо поздоровался. Недоумённо переглянувшись с соседом, я едва ли признал в этом человеке Митю – механика из Бисайкла, с которым накануне час говорили про качество современных велокомпонентов во время предгоночного техосмотра.

Стартовали. Кучей пронеслись по асфальтированной набережной, протиснулись через двухметровую лазейку между забором и кромкой воды, пересекли пляж с глубоким песком и вырулили на первый «тягун», перед которым предательски расположился поворот на девяносто градусов – особо не разгонишься. Впрочем, смысла в разгоне не было: набор высоты метров тридцать, накатом не заехать. Ожесточённо домолотив ногами до середины и ознакомившись с показателями пульсомера — сто семьдесят четыре удара – слез с коня и потопал пешком, не слишком сильно отставая от середнячков. Добравшись до вершины, пульс упал до ста шестидесяти четырёх – всё равно много, я-то рассчитывал ехать на ста пятидесяти…

Вот здесь, спустя два или три километра после старта, мой разум захватили сомнения и желание закончить марафон досрочно. И уж точно я бы не вышел на старт, если бы присутствовал накануне на просмотре трассы.

С тех пор четыре городские горки я трижды преодолевал пешим порядком. Как раз на ста пятидесяти и держался, да ещё и ноги разминал. На булыжно-гравийных спусках было здорово – после года катания на велосиипеде с карбоновой вилкой по грунтам Битцевского парка ехать там на хардтейле с хорошей воздушной не составляло труда. Почти все мои немногочисленные обгоны первого круга были совершены именно на этих отрезках.

В парковой зоне города были проблемы с разметкой. В одном месте волонтёр исправно стоял до самого конца заезда, показывая руками абсолютно очевидный путь, а спустя сто метров, на Т-образном перекрёстке, разметки не было вообще. Разумеется, я ринулся не в том направлении. После песка на берегу, который заклинил контакты на педалях, я грохнулся на асфальт, во время разворота, возвращаясь на трассу – не успел выстегнуть ногу.

На первом круге спуск около церкви, пологий участок асфальта вдоль площади и пригорок после были омрачены камешком, попавшим из-под колеса в очки. Всё бы ничего, но последовавший за ним километр я потратил на попытки выковырять из глаза соринку.

Злополучный асфальтовый спуск, покрытый щебёночным хламом. Проезжая мимо, я услышал некий боевой клич, который я не идентифицировал, то ли «ВКРУЧИВАЙ!», то ли «ТОПИ!», произведённый бессменным пилотом «Хонды», Андреем Морозовым. Я был слишком занят глазом, чтобы делать хоть какие попытки персонализировать этот громогласный рык, но по заверениям автора – в радиусе поражения соседи по трибуне вздрогнули.
Злополучный асфальтовый спуск, покрытый щебёночным хламом. Проезжая мимо, я услышал некий боевой клич, который я не идентифицировал, то ли «ВКРУЧИВАЙ!», то ли «ТОПИ!», произведённый бессменным пилотом «Хонды», Андреем Морозовым. Я был слишком занят глазом, чтобы делать хоть какие попытки персонализировать этот громогласный рык, но по заверениям автора – в радиусе поражения соседи по трибуне вздрогнули.

После городской трети трассы следовал участок шоссе, небольшой трейл (на слэнге велосипедистов – тропинка, на которой вдоволь поворотов, корней, подъёмов и прочих элементов, гонящих скуку прочь) с одним техничным спуском и следовавшей за ним горкой (третье падение,на втором круге, велосипед улетел в овраг с торчащими корнями), снова кусок асфальта и скоростные петли по полям: колеи от автомобилей, местами прикрытые скошенной травой, которая придавала незабываемое ощущение «мягкой» езды. Когда колея становилась слишком высокой, я цеплял педалями за их стенки, а руль норовил вырваться из рук – ну, тут счёт падений в мою пользу.

Городской участок. Вид по движению.
Городской участок. Вид по движению.
Городской участок, вид против движения, с прежней точки. Хорошо, что успел налюбоваться до гонки.
Городской участок, вид против движения, с прежней точки. Хорошо, что успел налюбоваться до гонки.

Ухабистый и вертлявый синглтрек в лесу сначала вытряс из меня наушники, а потом и всю душу. На первом и втором кругах я ещё пытался переключаться на вторую переднюю звезду, на третьем ехал строго на первой. Понравились мостики, памп-секции, но, в целом, впечатление удручающее.
После леса – снова скоростные колеи по спускам к Волге. Вот тут было страшно: большая скорость, а под колёсами едва ли находились десять сантиметров утрамбованного неровного грунта, который иногда стремился куда-нибудь повернуть. Регулярно меня посещало ощущение, что переднее колесо катится по одной колее-направляющей, а заднее – по другой.

Последний техничный съезд по корням ожидал перед берегом – очень рад, что резина ни разу не соскользнула на косо выпирающим из земли отполированном корне.

По берегу пришлось ехать между палатками и мангалами отдыхающих. Тут же были обнаружены самые преданные болельщики – ребятишки с погремушками из бутылок с камнями, исправно задавали темп даже на третьем круге, когда это всем остальным уже надоело. Тропинка была всегда свободна от загорающих. Узкую дощатую переправу через полуметровый ручей, которую мне посоветовали игнорировать, я даже и не заметил, очень уж неявная она была.

Проезд небольших грязевых ванн ознаменовался первым падением – переднее колесо попало на мокрый настил, в то время как заднее всё ещё крепко держалось за грунт. Шлёпнулся на приличной скорости, но без повреждений.

Набережная. Не думайте, что парень на зелёном байке робко выглядывает из-за дерева: на самом деле, он несётся со скоростью под тридцать километров в час.
Набережная. Не думайте, что парень на зелёном байке робко выглядывает из-за дерева: на самом деле, он несётся со скоростью под тридцать километров в час.

Последний пеший подъём, съезд по гравийной дороже, поворот на девяносто градусов на набережную и финальные полтора-два километра вдоль Волги над лежачими полицейскими и сквозь мини-душ – вот и двадцать один с половиной километров за спиной. Оставалось ещё сорок три.

Разбавлю сказ о страданиях панорамой города с культурного комплекса.
Разбавлю сказ о страданиях панорамой города с культурного комплекса.

Если первый круг, пока участники распределялись по трассе в соответствии со своими возможностями, прошел в непривычном, «диком» для меня темпе – тут сказались и определённое возбуждение перед стартом (стоял на месте, а пульс восемьдесят пять вместо обычных семидесяти ударов), и ажиотаж гонки, то на втором круге гонщики распределились по силам и появилась возможность побороться с равными. Иногда получалось обходить группы из четырёх-пяти человек. Азарт меня захватил, но не настолько, чтобы не контролировать пульс. Проехал с тем же временем, что и первый круг, но уже с удовольствием.

В конце третьего круга меня обогнали лидеры: шутка ли, они тратили в полтора меньше времени на то же расстояние!

После того, как я пересёк финишную черту в третий раз, я предположил, что запасы воды на исходе. Если до этого я отказывался от заботливо протянутых волонтёрами бананов и стаканов с водой, призывая лишь намочить мне голову, то теперь я с нетерпением устремился к первому пункту питания – он был на вершине второй пешей горки. Одновременно с этим в голове снова поселились сомнения: а если они ушли уже сейчас, как было, судя по прошлым отчётам? Был запасной вариант с колонкой в деревне, которую я заметил ещё на первом круге, но до неё же ещё нужно доехать по полю под палящим солнцем!

Мало того, что волонтеры остались, остались ещё и запасы бананов и воды. В гидраторе оставалось воды на донышке. Заправил литр в пластиковый мешок, махом осушил полулитровую бутылку, съел три банана, возможно, даже с кожурой. Сколько на меня вылили воды не знаю, но в ботинках хлюпало.

Второй подъём. Фото слабо передаёт высоту и уклон, но, поверьте, этот парень и ему подобные в моих глазах – биороботы.
Второй подъём. Фото слабо передаёт высоту и уклон, но, поверьте, этот парень и ему подобные в моих глазах – биороботы.

Остаток третьего круга я большую часть времени ехал в гордом и непреклонном одиночестве. На последнем пешем подъёме меня обогнала девушка, я поприветствовал её каким-то поздравлением, отдавая должное целеустремлённости, а потом начал догонять на спуске и опередил на финишной прямой.

Друг позже назвал это тактикой.
Он же поведал мне о двух безумцах, заряженных в тандем. Сказал, на горке они ломили так, что булыжники дыбом встали. Отзовитесь, как вы проехали по лесу и колеям?

Главную цель, что я ставил перед собой – проехать три двадцатикилометровых круга менее, чем за четыре с половиной часа, полагаю, выполнил: шестьдесят четыре с половиной километра за четыре часа сорок три минуты и двадцать одну секунду, пятьдесят третье место из шестидесяти четырёх в моей группе. Если судить по первы
кругам среди участников всех групп – получается средний результат. Рад, что не закончил марафон на первом же круге, а доехал до конца.

Тащу награбленное к машине. Деревянную медаль «Финишёр» рассмотрел только два дня спустя: на финише главной наградой стала двухлитровая бутылка воды и пакет с постсоревновательным ужином.
Тащу награбленное к машине. Деревянную медаль «Финишёр» рассмотрел только два дня спустя: на финише главной наградой стала двухлитровая бутылка воды и пакет с постсоревновательным ужином.

Организация, пожалуй, понравилась. Сравнивать не с чем, но за вычетом неявной разметки и бутылочным горлышком на пляже — всё было круто.
Удивительно, но ни на ухабах лесного трейла, ни на тряских брусчатых спусках, цепь не слетела. По завершению гонки цепь была сухая, хотя смазывал прямо перед стартом – против песка ничто не устоит.

Не то, чтобы я следую принципу «не заинстаграмил – не поел», но это единственное фото, где второе главное действующее лицо предстало во всей своей красе.
Не то, чтобы я следую принципу «не заинстаграмил – не поел», но это единственное фото, где второе главное действующее лицо предстало во всей своей красе.

На обратной дороге мы собрали все пробки, что было можно собрать. Особенно много эмоций было устно выражено моим товарищем в Балашихе (на вероятность успеть до полуночи я перестал надеяться ещё часов в девять и мирно дремал на переднем сидении в перерывах между употреблением мороженого – готовился к ночному переезду с Таганской на Юго-Западную).

Это тоже фото «до». До балашихинского машиностояния и после ужина в Волгореченске. В кадр не попала «Хонда» - рекламу никто не оплатил, а для меня это просто машина, в отличие от любимого (единственный же, не могу же я сам себе сказать, что у меня дурной велосипед) Спеша.
Это тоже фото «до». До балашихинского машиностояния и после ужина в Волгореченске. В кадр не попала «Хонда» — рекламу никто не оплатил, а для меня это просто машина, в отличие от любимого (единственный же, не могу же я сам себе сказать, что у меня дурной велосипед) Спеша.

Подъезжая к дому,застал рассвет и первые молнии в половине четвёртого, перед ливнем. Хорошо, что на работу к двенадцати.

8 комментариев


  1. // Ответить

    Хороший рассказ, тоже захотел поехать на марафон!

    1. Картинка профиля Андрей
      //

      Благодарю! Марафонов этим летом много будет 🙂


  2. // Ответить

    «Он же поведал мне о двух безумцах, заряженных в тандем. Сказал, на горке они ломили так, что булыжники дыбом встали. Отзовитесь, как вы проехали по лесу и колеям?»

    Все хорошо, проехали сносно. Узковато местами для нас было в лесу, особенно на первом круге, но ничего, на третьем мы уже обгоняли там народ пачками)
    На после поля, аккурат перед лесом, хватанули боковой порез передней покрышки. Подлатав подручными средствами, ехали уже очень осторожно, потому, что не было уверенности, что разрез не поползет дальше. До финиша благополучно добрались. )

    1. Картинка профиля Андрей
      //

      Колёсная база-то у вас ого-го какая. На нырках не цепляли системой за землю?
      Наверное, вторым номером страшновато ехать? Ведущий дорогу видит, готов к препятствию, а парень сзади наблюдает только за спиной.


  3. // Ответить

    Написано легко и душевно, прочитал с удовольствием! Из написанного узнал больше, чем услышал за 9 часов дороги от Плёса до Москвы:)
    По итогам поездки я жалел только о 2 вещах: что поехал обратно через Владимир, и что не смог заказать в Пивном Доме «набор дегустатора», в который входит, кажется, 5 видов пива общим объёмом примерно 1,5 л (не смог, ибо за рулём).
    Автор оставил неосвещённым факт, как я наваливал по окружной дороге вокруг Переславля 150 км/ч, что не помешало моему любимому Аккорду по итогам дня продемонстрировать чудесный расход бензина — 6,5 л/100 км.
    А ещё из текста можно догадаться, что Андрей не нырял в воду с пирса в Волгореченске. Потому как глубина у самого пирса где-то до середины бедра:)))
    Что до марафона — удивила техника. Помимо тандема видел несколько ригидов и девушку на Стелсе с подножкой (ехала она далеко не последней). Ещё заметил, что на спусках гонщики на двухподвесах ехали примерно так же, как и на хардтейлах. То есть скорость даже на спуске гораздо больше зависела не от велосипеда, а от умения или бесстрашия человека.

    1. Картинка профиля Андрей
      //

      Те девять часов я мысленно репетировал эту запись.
      Спасибо за фото, дружище! Без них читалось бы хуже.


  4. // Ответить

    Наконец добралась до прочтения твоего отчёта. Очень рада, что марафон тебе понравился!

    >> я едва ли признал в этом человеке Митю – механика из Бисайкла
    на следующий день была удивлена увидеть его на рабочем месте, кстати

    >> С тех пор четыре городские горки я трижды преодолевал пешим порядком
    эх, а я только на них себя чувствовала человеком и только на последнем круге половину одного из них прошла пешком — совсем что-то уже не по себе было

    >> Если до этого я отказывался от заботливо протянутых волонтёрами бананов и стаканов с водой, призывая лишь намочить мне голову
    да, а вот тут я поглощала и изотоники и бананы и что там еще давали на каждой остановке и мотивировала себя ехать «к следующей еде» 🙂

    P.S. В прошлом году проехала три круга за 4:33:33 — https://www.strava.com/activities/354461779
    P.P.S. Надеюсь в следующем году присоединиться к безумцам на тандеме 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *