by

ШТУРМ, ГЛАВА 7

Прицепившись к верёвке над северо-восточным углом специалист Джон Уаделл задержался на несколько секунд чтобы избежать столкновения со специалистом Шоном Нельсоном, вооружённого М-60: ему обычно требовалась лишняя секунда-другая чтобы освободить себя и свой громоздкий инструмент от каната. Однажды на тренировке Уаделл свалился прямо на голову парню под ним, а затем их обоих протаранил следующий боец. Тогда Джон чуть не откусил себе язык.

На этот раз все прошло гладко. Уаделл почувствовал ногами землю и поспешил отойти к стене по правой стороне улицы, точь-в-точь как говорил лейтенант Том ДиТомассо. Второе отделение находилось в одном квартале западнее предполагаемой точки десантирования четвёртого взвода. Лейтенант забеспокоился: их не было видно. Он распорядился связаться с попавшим в переплёт сержантом по радио и выслушал объяснение Эверсмана, спустившегося дальше заданной позиции. ДиТомассо послал небольшую группу к следующему перекрёстку с приказом установить зрительный контакт с четвёртой командой, но те вернулись назад докладывая о большой толпе сомалийцев, собравшихся в том направлении.

Пока Джон бежал к стене, он дивился тому, что снаряжение, боеприпасы и оружие нисколько не замедлили его движений, хотя он был полностью экипирован, включая тяжеленный М-249: крутая компактная штуковина, способная стать причиной смерти со скоростью семь сотен выстрелов в минуту. Обычно загруженному под завязку Уаделлу казалось, что сила гравитации усиливается вдвое. Теперь же, привалившись к стене, солдат ощущал лишь некоторое онемение в конечностях. Он списал всё на адреналин, образовавшийся вследствие возбуждения и страха, заменивший привычные ему спокойствие и отрешённость.

Уаделл был несколько замкнутым, аккуратным парнем с чёрными волосами, которые казались чересчур короткими даже по меркам причёски рейнджеров. После месяца под экваториальным солнцем загоревшими оказались лишь лицо, шея и руки: глупые правила обязывали постоянно носить футболку. Он — новобранец взвода стрелков, еще один салага роты Браво, которому совсем недавно стукнуло восемнадцать. Окончив старшую школу Начеза, штат Миссисипи, с высшими баллами, он предпочёл, к ужасу своих родителей, призыв в армию колледжу, прыгал с парашютом, лазал по горам и разделял прочие рискованные предприятия элитного пехотного подразделения.

mog-street-chaos

Black Hawk Down by mondiro00

   Служба рейнджером не только полностью оправдала его ожидания, но и разожгла аппетит к участию в настоящем бою. После прибытия в Мог он проводил большую часть времени либо в ожидании задания, либо за чтением. Он увлёкся криминальными романами, найденными в грузовом контейнере. Он остановился на последней главе новеллы Джона Гришема, которая его сильно увлекла. Сегодня Уаделл обнаружил спокойное местечко на крыше контейнера с логотипом «Конекс», где он собирался её прикончить, но его сразу же позвали собираться к потенциальной операции. В полной готовности он уселся в брюхо вертолёта лишь для того, чтобы услышать об отмене задания. Только Джон снял с себя экипировку и опять забрался с книжкой на свой насест, как ему поручили участвовать в патрульном вылете. Парень снова оделся, занял место, потом — снова разобрал вещи и вернулся к последней главе, и опять его призвали на сборы. Как будто сама вселенная воспротивилась его желанию дочитать рассказ.

После спуска веревки были сброшены и «»Чёрный Ястреб»» покинул точку высадки. Стрелковая ячейка Уаделла получил распоряжение лейтенанта: прикрывать Нельсона, который взгромоздил своего «поросёнка» на сошки у гребня небольшой горки на дороге и стрелял без перерыва. Пулемётчикам второго взвода предстояло много работы.

Нельсон пустил в ход оружие еще до того как покинуть вертолёт. Осматривая местность под собой через открытую дверь, он увидел человека с АК, шагающего по центру улицы и выстрелил сквозь облако пыли, поднятое машиной. Нельсон выпустил шесть пуль в мужчину, но не был уверен в своей меткости, пока не увидел распростертое тело точно там, где он раньше стоял. Теперь он не мог сообразить, кто его подстрелил: он или кто-то из экипажа, орудовавший миниганом.

К  тому времени как Нельсон очутился на земле пули уже вовсю свистели вокруг его головы. Не слишком много, но даже одной, попавшей в тебя, будет достаточно. Он рассвирепел. Шон на себе проверил, насколько непросто затормозить спуск по канату с привязанным увесистым М-60.  Сержант Эд Юрек помог ему встать не ноги и довёл до стены.

— Чувак, быстро же стало хреново! — изрёк Нельсон.

Шон расположился посреди дороги, целясь на запад. Справа от него обнаружился проулок, в котором он заметил сомалийцев, целящихся из автоматов. Пулемёт Нельсона разогнал всех, кроме одного: старик с пышными белыми дредами оказался дальше остальных и выглядел слишком озабоченным стрельбой, не заметив появления крутой пушки слева от себя. Он находился всё ещё далеко для прицельной стрельбы, но Нельсон видел, как тот приближается к нему. Владелец М-60 понял, что пытался провернуть противник: ДиТомассо известил всех о четвёртом взводе, застрявшим в нескольких домах севернее необходимой точки. А старик, очевидно, ищет выгодную позицию для обстрела Эверсмана и его ребят.

— Давай, стреляй! — торопил второй номер.

— Погоди, — ответил Нельсон, — он прёт прямо к нам.

Достаточно скоро мужчина с белыми дредами едва ли не прогулочным шагом оказался напротив них. Он пригнулся за толстым деревом в пятидесяти ярдах, укрывшись от рейнджеров Эверсмана, но остался открыт для угрозы слева. Пока тот менял магазин, Нельсон выпустил с дюжину бронебойных снарядов с титановыми сердечниками, покрытых пластиком, способных пробить почти любую преграду. Шон видел, как пули навылет проскочили через тело, но старик всё же поднялся, поднял оружие и даже сделал пару выстрелов в направлении пулемётчика. Нельсон, недоумевая, выпустил еще одну очередь в упорно пытавшегося спрятаться за дерево мужчину. На этот раз он не отстреливался.

— Думаю, с ним покончено, — прокомментировал помощник.

Но Нельсон всё еще видел дреды, шевелившиеся за деревом. Старик сидел на коленях и было очевидно, что он до сих пор жив. Шон жал на гашетку дольше обычного, наблюдая за щепками, отлетавшими от ствола. Тело билось в конвульсиях, но, разумеется, это был конец. Солдат удивился тому, насколько сложным может быть убийство человека.

В это время Уаделл осторожно прокрался на пригорок к Нельсону; оба солдата легли на землю. Джон видел перед собой труп сомалийца, убитого огнём с вертолёта. В поисках лучшей позиции для охраны пулемётчика боец продвигался вдоль южной стороны аллеи. Едва он уселся поудобнее еще один боевик показался на западном углу и выстрелил в Нельсона, слишком увлечённого борьбой с негром с белоснежными косичками; Уаделл убил парня. В книгах и кинофильмах солдат, убивший впервые, попадает в лабиринт душевных переживаний. Джон не потратил на подобные мысли ни секунды: он просто среагировал. Ему было важно знать лишь то, убил ли он противника или нет. Потревоженный выстрелом Нельсон не увидел как упал сомалиец. Уаделл указал на него, пулемётчик привстал, наводя крупнокалиберный ствол, выпалил несколько выстрелов в неподвижное тело. После оба солдата отступили в поисках убежища.

Им встретилась сгоревшая машина. Выглядывая из-за кузова на север, Нельсон углядел боевика, лежащего на земле между двух женщин, вставших на колени, а еще четверо ребятишек сидело прямо на нём. Стрелок просунул ствол между ног девушек, полностью прикрытый невооружёнными людьми, цинично бросая вызов чести американских солдат.

— Джон, ты только глянь, — сказал он Уаделлу, который на миг высунулся из укрытия, оценивая ситуацию.

— Что будем делать?

— Я не смогу попасть в него пока вокруг гражданские.

Нельсону ничего не оставалось кроме как бросить гранату-пугач, которая заставила эту компанию скрыться с глаз долой с такой поспешностью, что «самми» оставил своё оружие в пыли.

Теперь на улицу упало несколько гранат, по виду похожие на старые советские: мыльницы, прилепленные к деревянным рукояткам. Половина не сработала. Взрывы произошли на приличном расстоянии, никто из американцев не пострадал. Сразу после атаки Нельсон криком обратил внимание ДиТомассо к себе, указывая на кирпичную стену справа от себя.

Он наблюдал как лейтенант и трое рейнджеров подошли к незапертым воротам, ведущим на парковку. ДиТомассо перекинул через них гранату, а после вместе с солдатами кинулись через них, захватив в плен сомалийцев, стоявших на крышах автомобилей и стрелявших поверх  забора.

 

Огонь пока нельзя было назвать плотным, но сержант Юрек уже испытывал волнение. Он, двадцатишестилетний боец, закалённый опытом, любитель чёрного юмора, в противовес которому души не чаял в животных: особенно ему нравились кошки. Дома, в Джорджии, он держал небольшую стаю, а в Моге заботился о нескольких котятах, найденных в ангаре. Когда ди-бои решали, что делать с орущими по ночам животными, нарушавшими тишину, Юрек встал на их защиту. Никто не прикасался к котятам без его ведома.

Сержанту не пришлась по душе стрельба по всем подряд, но он понимал её необходимость: когда люди стреляли в него, он стрелял в ответ. До сих пор «скинни» вели огонь по-сомалийски: убегая после каждой очереди, что вполне устраивало Эда. Но сегодня с самого начала обстрел вёлся куда упорнее обычного, что действовало на нервы. Юрек сообразил что дом, который штурмовала «Дельта», оказался верным. Возможно там скрывался сам Айдид. Второму взводу приходилось отбивать атаки одновременно с трёх направлений: с запада, с востока и особенно напористые — с севера. Сержант записал на свой счет боевика, засевшего в небольшой башенке к северо-востоку от них, когда один из медиков подразделения крикнул на всю улицу, тыча пальцем в хлипкую жестяную хибару, стоящую прямо перед ним:

— Эй, в том сарае кто-то есть!

Скверная новость. Юрек рванул через дорогу и вместе с медиком ввалился в дверь.

Он чуть не раздавил стайку затаивших от ужаса дыхания детишек и девушку, которая была, по-видимому, их учителем.

— Все на землю! — заорал Юрек, наводя на них оружие.

Те в ответ завопили от страха; Эд думал, как ему взять ситуацию под контроль. Тигр среди котят, блин!

— Сядьте, сядьте! — просил он.

Но плач продолжался. Медленно и аккуратно сержант наклонился и опустил винтовку на пол. Он жестом поманил учительницу к себе; она показалась ему не старше шестнадцати лет.

— Ложись, — сказал солдат, подкрепляя свои слова жестами, — Вниз!

Девушка неуверенно выполнила просьбу.

После этого Юрек указал на детей, призывая их сделать то же самое. Когда они легли Эд забрал своё оружие и заговорил с девушкой, выделяя каждое слово так, как делает всякий, кто безуспешно пытается преодолеть языковой барьер:

— Вы должны остаться здесь. Неважно что вы услышите или увидите, не уходите отсюда.

Учительница встряхнула головой, сержант расценил это как согласие. На выходе он приказал санитару остаться у двери: никто не должен проверять это помещение, стреляя куда попало.

Наблюдая с позиции за машиной, Нельсон увидел на дороге вооружённого человека верхом на корове; еще восемь шли рядом, некоторые с автоматами в руках. Самый странный отряд из тех, что доводилось ему повстречать; Шон никак не мог взять в толк, что ему делать: смеяться или стрелять. Но всё  же инстинкты пересилили и несколько солдат одновременно открыли огонь. Наездник свалился, остальные пустились наутёк, а корова осталась стоять на месте.

В этот момент над их головами возник «Чёрный Ястреб», с которого стреляли из минигана. Животное было мгновенно разорвано на части: крупные куски туши подбросило вверх и из них во все стороны била кровь. Миниган затих и когда тень вертолёта скрылась то, что минуту назад являлось коровой, лежало дымящимися порциями мяса на дороге.

Несмотря на отвратительное представление присутствие такого оружия действовало на солдат успокаивающе. Они находились в непривычном, враждебном городе, жители которого пытались их убить, разъезжая на животных с оружием, стекаясь к ним со всех сторон, выпуская пули, звук которых эхом отдавались в их ушах, вокруг витал страх, а запах крови и сгоревшей плоти смешивался с вонью пыли и навоза… И спокойное приближение гигантского «Чёрного Ястреба», ритмичный рокот мотора и чудовищная мощь орудий были напоминанием о всемогущей силе, стоящей за ними, напоминанием неизбежного исхода их работы — о возвращении домой.

Сомалийцы прибывали с севера. На таком расстоянии казалось, что их там сотни. Мелкие группы попытаются ударить по позициям второго взвода с юга. Небольшой отряд остановился в нескольких домах севернее, около перекрёстка. Нельсон старался целиться только в вооружённых, но там было слишком много людей, а боевики после нескольких выстрелов снова скрывались среди толпы, так что выбор невелик: либо он скоро окажется под ногами сомалийцев, либо пустит в дело оружие. После недолгих раздумий Шон выбрал второе: не успела толпа пуститься в бегство, оставляя на дороге тела убитых и раненых, как еще большее скопление людей появилось на улице в пятидесяти футах от пулемётчика, в которой тоже обнаружились «скинни». На этот раз времени на поиск альтернативного решения не было. Очередь из М-60 косой прошла по толпе. «Литтл Бёрд» спикировал и выпустил поток раскалённого свинца по ним. Уцелевшие бросились прочь; еще минуту назад там был непрерывный поток людей, а минуту спустя осталась лишь истекающая кровью груда раненых и убитых.

— Проклятье, Нельсон! — прошептал Уаделл, — Проклятье!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *