by

Чёрный Ястреб сбит, глава 3

Рэя Доуди хорошенько тряхнуло: ничего серьёзного, но он едва не выскочил из сидения позади минигана по левому борту Супер Шесть-Один. Доуди посвятил вылетам на армейском вертолёте почти треть своей жизни: «Чёрный Ястреб» был ему знаком как никому другому в мире. Удар не звучал и не казался опасным.

Наверное, попадание из РПГ. После того, как они спустили по канатам десант «Дельты», воздух, казалось, был пронизан дорожками от ракет, что не могло не привлечь внимание: «Чёрный Ястреб» Сил Быстрого Реагирования был сбит на прошлой неделе именно из гранатомёта, в мгновение ока превратившись в огненный вихрь. Случившееся подтолкнуло всех к раздумьям о том, что и как они делают, даже несмотря на то, что все шесть миссий оперативной группы прошли без единой ошибки. Некоторые пилоты предлагали изменить тактику, но командование ожидало от них только хладнокровное исполнение приказов.

bh-cockpit

Кабина «Чёрного ястреба» — фотография от Regolith247

Старший уоррент-офицер Клифф Уолкотт, пилот Супер Шесть-Один, один из немногих, кто всегда был всем доволен. За невозмутимое нахальство, равно как и за любовь к рок-идолу, он получил прозвище «Элвис». На двери с его стороны кабины грубо нарисован Пресли в профиль, а ниже красовалась надпись «Бархатный Элвис». Он был всеобшим любимцем: экипаж именно его машины додумался устроить местное сафари втайне от начальства, а после того, как они добыли и разделали четырёхсотфунтового кабана (Уолкотт помогал прятать тушу от командования), провели еще с  дюжину вылетов, которые порадовали оперативную группу барбекю. Однажды во время охоты кто-то из снайперов настолько увлёкся, что прострелил лопасть вертолёта. Уолкотт взял ответственность на себя, пусть выговор оказался и не слишком серьёзным: жареная свинина для людей, целый месяц питавшихся едой из столовой и сухими пайками, была деликатесом. Однажды Клифф вернулся с двухсотфунтовым куду на сидении «Чёрного Ястреба», которого добыл собственноручно, чтобы сделать из головы животного чучело. Уолкотт был из тех пилотов, кто в шутку жалуется своему экипажу, что он не прочь поменяться с ними местами: «Мне приходится управлять вертолётом в то время, как парни за моей спиной развлекаются на всю катушку!»

Он был живой легендой. Клифф в ходе секретных операций пролетел сотни миль в тылу врага в Ираке и во время войны в Заливе, заправляясь прямо в воздухе, чтобы доставить поисковые отряды, охотившиеся за СКАДами Саддама Хусейна.

Когда в Супер Шесть-Один попала ракета, вертолёт двигался на небольшой высоте над зоной операции на скорости от пятидесяти до семидесяти узлов, стараясь избегать прежних маршрутов полета над улицами на каждом круге.

В задней части кабины находились остальные члены экипажа: штаб-сержант Чарли Уоррен и четыре снайпера «Дельты», усевшихся на ящики с боеприпасами. Все были заняты поиском целей на земле: экипаж орудовал двумя миниганами, а стрелки — модифицированными винтовками. Поначалу они отстреливали вооружённых сомалийцев в пределах зоны операции, но когда стрельба заметно усилилась им пришлось целиться во всех,  у кого в руках были автоматы, большинство из которых находились среди мирного населения: вскоре Доуди стал стрелять по толпе.

Он чувствовал удовлетворение. После сбитого «Чёрного Ястреба» СБР, сомалийская чернь подвергла издевательствам тела экипажа. Сегодня была первая миссия после того случая, так что приписанный к машине Доуди решил вернуть долг. При виде каждой упавшей цели он выкрикивал имя кого-либо из погибших во время катастрофы: он посвящал им свою добычу. Операторы «Дельты» с непониманием наблюдали за его действиями: Доуди не церемонился в выборе мишеней, считая, что каждый, направившийся в самое сердце боя, двигается туда вовсе не с букетом цветов.

Одного из ополченцев Рэй настиг лучшим выстрелом, что он когда либо совершал: одна пуля попала в левое бедро, а вторая угодила в правый бок. Парень, который ещё секунду назад бежал, споткнулся, выронил оружие и повалился на землю.

— Хороший выстрел, Рэй! — прокомментировал Уолкотт по каналу внутренней связи.

В скором времени стрелок почти опустошил свой боезапас: выпустив сотни пуль, Доуди перешёл на правый борт вертолёта, где находился Уоррен, в поисках ящика с подходящими боеприпасами.

— У меня тут парень с РПГ, — сказал Чарли, — На пять часов, движется на шесть!

Это означало, что пока вертолёт разворачивается влево, стрелок покажется на стороне Доуди в любой момент.

Последний не смог его обнаружить.

— В здании? Поясни, где!

Едва Уоррен открыл рот, они почувствовали толчок. В первые три секунды Рэю казалось, что ситуация под контролем, но когда машину начало вертеть в воздухе, он осознал серьёзность происшествия. Вцепившись в сидение, он бросил взгляд на кабину пилота: Рэй помнил, что при повреждении заднего винта в перечень обязательных действий входило перемещение тумблеров, регулировавших работу двигателя, в нерабочее положение. Это позволит избавиться от крутящего момента, который и был причиной их вращения в том же направлении, что и лопасти.

Он услышал слова Элвиса, обращённые ко второму пилоту, старшему уоррент-офицеру Доновану Брайли по кличке «Бык»:

— Нам не помешает переключить рычаг управления тягой, верно?

Уолкотт озвучил свою мысль в типичной для себя шуточной манере: Брайли уже дёргал за переключатели с такой силой, что трясло весь вертолёт.

С каждой последующей секундой они раскручивались сильнее. Всё длилось несколько мгновений, которые показались бортстрелку вечностью.

Элвис последний раз вышел в эфир:

— Супер Шесть-Один падает.

Чарли и Рэй крикнули спецназу, сидевшему в задней части машины, сгруппироваться и держатся за что-нибудь. В распоряжении экипажа были сидения, способные поглотить хотя бы часть удара, но снайперы расположились прямо на палубе без всякой защиты: они могут повредить свои спины. Операторы «Дельты» покинули ящики с боекомплектами и распластались по полу: лучший способ распределить энергию удара по всему телу. Вертолёт бросало из стороны в сторону и они пытались найти хоть что-нибудь, за что можно было зацепиться. Один их них, сержант Джим Смит, ухватился за раму сидения Уоррена; тут же сильный рывок вышвырнул его ноги в открытую боковую дверь. Смиту вывихнуло руку, но он умудрился удержаться несмотря на боль.

Доуди мельком взглянул на свои бёдра, обнаружив свой ремень безопасности расстёгнутым.

Машина задела крышу дома; от удара она перевернулась и рухнула в переулок носом вперёд, накренившись на левый борт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *