by

Чёрный Ястреб сбит, глава 9

Сквозь размеренный приглушённый гул винтов, служивший фоном для всех радиосообщений, звучащих из шлемофона, старший уоррент-офицер Майк Дюрант разобрал голос своего друга Элвиса:

— Супер Шесть-Один сбит.

Так просто: речь Клиффа была на удивление спокойной, он вложил в неё лишь факт.

Дюрант и его второй пилот, Рэй Френк, кружили над безмолвной пустыней севернее Могадишо, управляя «Чёрным Ястребом» Супер Шесть-Четыре, точно таким же, каким пилотировал и Уолкотт. За их спинами находились еще два члена экипажа, сержанты Билл Кливлэнд и Томми Филд, сидящие в ожидании целей за своими безмолвными турелями. Годами серьёзные задания обходили их стороной, но они из раза в раз продолжали скрупулёзно готовиться к вылетам; сейчас их убаюкивал спокойный, похожий на овал, маршрут полёта над песком, находящийся ровно в четырёх минутах полёта от места сражения.

Тень их вертолёта скользила по плоскому, пустому пейзажу. Границы Могадишо севернее улицы Двадцать Первого Октября резко обрывались и превращались в песок и ощетинившиеся заросли кустарника. Отсюда и до ослепительно яркого горизонта в сплошном море пыли были видны только приземистые колючие деревца, кактусы, козы да верблюды.

bhd-raid

Dawn Raid от Kroizat

Майк размышлял о друзьях, Элвисе и Быке. Они были хорошо обученными, опытными пилотами. Трудно представить, что горстка разношёрстной черни умудрилась сбить их в воздухе — Бык Брайли участвовал во всех конфликтах, начиная с Кореи и заканчивая вторжением в Панаму. Дюрант вспомнил опечаленного Донована: прошлой ночью он впервые за несколько месяцев получил возможность позвонить домой, а ему ответил лишь голос на плёнке. Господи, как же грустно…

Пилот продолжил методично нарезать круги. Каждый раз, поворачивая на запад, ему казалось, что он очутился прямо на солнце.

Быть сбитым над Могом — серьёзное, но не обязательно ведущее к гибели событие. Никто не исключает вероятность аварии. Они тренировали свои действия на подобный случай, причём на том самом, роковом, вертолёте Элвиса. Пилотов волновало не столько падение — они осознавали возможные риски куда лучше своих пассажиров, поднявшихся с ними в небо: большинство рейнджеров были новобранцами. Все они выросли в самой сильной стране в мире и видели в напичканном электроникой суперсовременном вертолёте символ всесильной военной мощи Америки, который был неуязвим в третьесортных дырах вроде Мога.

Этот миф устоял даже после сбитого «Чёрного Ястреба» СБР. Происшествие списали на удачный выстрел: РПГ предназначался для наземных целей; запустить гранату в небо было делом непростым, опасным, а иногда и смертельным: снаряд способен пролетел в вертикальном направлении всего около сотни футов, с громким шипением и дымовым следом, раскрывающими позицию стрелка. Кроме того, пороховые газы и пламя, вырвавшиеся с противоположной стороны пусковой установки, могли убить своего хозяина. А если же этого не произойдёт, пушки одного из шустрых «Литтл Бёрдов» уж точно доведут дело до конца. Все вполне закономерно полагали, что они бессильны против быстрых, летящих на низкой высоте машин. А сами «Чёрные Ястребы» были чертовски живучими: они могли попасть под град пуль и ни на дюйм не отклониться от курса. Эти машины были разработаны, чтобы оставаться в воздухе не смотря ни на что.

Таким образом, большинство пеших солдат, летавших на вертолётах, были уверены в том, что есть лишь один шанс из миллиона быть сбитым. Только не пилоты: после первой потерянной машины они фиксировали всё больше и больше дымовых следов, направленных в небо, а также неожиданных взрывов в воздухе. Риск упасть перестал быть возможным, теперь он был вероятным, став для пилотов ночным кошмаром. Но это пугало Майка и его товарищей меньше всего: пилоты 160-го авиаполка специального назначения, «Ночные Охотники», всегда доставляли элитные подразделения армии США в горячие точки мира.

Дюрант был невысокого роста, хорошо сложенным, тёмноволосым человеком с привычкой держать прямую осанку, расставив ноги чуть шире плеч, как если бы он ожидал нападения в любой момент. Пилот выглядел не таким уставшим, как его коллеги по ангару благодаря прицепу с полевой кухней, найденным Майком позади штаба. Все его товарищи ночевали в трейлерах, обеспечивавших значительный комфорт по сравнению с койками под крышей. В силу потребности в регулярных и безопасных вылетах, а не в ответ на запрос экипажей многомиллионных машин, Гэррисон считал организацию хорошего отдыха пилотов важной задачей. Дюрант устроился даже лучше остальных: полевая кухня была оснащена кондиционером. Ему оставалось лишь разобрать раскладушку вечером, а утром — освободить место для поваров, но едва ли это можно было назвать большими хлопотами.

Пилот довольно долго числился в «Ночных Охотниках», он успел полетать над самой поверхностью земли в ходе операций в Персидском заливе и вторжения в Панаму. Он вырос в Берлине, штат Нью-Гемпшир, в детстве прослыл шутником и спортсменом: Майк играл в футбольной и хоккейной командах. Возраст и полученный опыт изменили его. Мало кто из его знакомых по району в Теннеси, живших по соседству со штатом Кентукки, где находился форт Кэмпбэлл, база «Ночных Охотников», догадывался о его заработке на хлеб. Его собственное семейство зачастую не знало, куда его в очередной раз отправили.

Поддерживать связь с близкими было непростым делом. если Дюрант не был командирован для выполнения какого-либо задания, то он мог оказаться в любой точке мира на учениях. Тренировки определяли жизнь «Ночных Охотников». Они обучались всему, даже как правильно падать. Как только они завершали очередной курс, пилоты перемещались на новое место и тренировались снова, снова и снова. Их работа с электронными приборами в кабине была отточена настолько, что превратилась в инстинкты.

В тот день, когда подразделение было направлено в Сомали, пилоты получили увольнительные ровно на два часа: вполне достаточный срок для поездки домой, чтобы провести пятнадцать минут с женой и годовалым сыном Джоуи. Никаких размышлений о том, что его родители появятся завтра в городе и проведут в гостях неделю, что первый день рождения ребёнка будет через трое суток, а Лорри, жена Майка, снова приступит к работе школьным учителем через семь дней, или даже о недостроенном доме (Дюрант выполнял роль субподрядчика). Лорри знала, что возражения бессильны: ей оставалось лишь помочь собраться в дорогу. Поначалу не скажешь, но Майк был весьма сентиментальным: он состоял в самом отчаянном подразделении сорвиголов военно-воздушных войск, чья преданность своему дела была эталоном, но чувства, которые он испытывал к жене и маленькому сыну, который едва научился ползать, были куда сильнее привязанности к коллегам. Некоторые из них всего-навсего изображали, насколько им тяжело оставлять семью: те, кто жил ряди заданий, не могли быть счастливы при отсутствии опасности. Дюрант же не был таким: он не хотел покидать жену и ребёнка, пропускать приезд родителей и день рождения. Он мечтал о них. Он не может поведать, куда его направили. В этот раз даже не нашлось времени составить список дел по строительству нового дома (ему придется переслать его по электронной почте уже из Могадишо, превысив положенный лимит байтов почтового сообщения). Майк остановился в дверях, испытывая смешанные чувства внутри себя, поцеловал на прощание Лорри и отправился на войну. Даже прощальная сцена была хорошо отрепетирована.

Дюрант знал, что после того, как сбили Элвиса,  будут сделаны три шага: наземные силы потянутся к месту аварии, Супер Шесть-Восемь, вертолёт спасателей, который, как и Дюрант, до сего момента находился в резерве, будет призван доставить снайперов и медиков, а его машину, Супер Шесть-Четыре, направят на вакантное место патрулирования Уолкотта, чтобы с небольшой высоты обеспечить прикрывающим огнём войска.

Пока что они в ожидании приказа летали по кругу. На миссиях, вроде этой, когда столько птичек поднято в воздух, паника была куда более серьёзным противником, чем сам враг. Дюрант выполнил самую опасную часть своей работы: высадил первый взвод, отряд из пятнадцати человек — снизился до уровня крыш в плотной завесе пыли над зданием-целью, избежав столкновения со столбами и проводами, одновременно наблюдая сквозь выпуклое стекло внизу кабины за ситуацией на земле,  скрытую коричневым вихрем, и при всём этом — удерживаясь на одной высоте, пока солдаты скользили по тросам вниз. Всё, что Майк мог сделать — оставаться начеку и ориентироваться по приборам в надежде, что пролетающая мимо вертушка не врежется в него и поступит согласно плану. Подобная совместная операция поставлена так же тщательно, как и балет, но только была куда опаснее. Парни погибали даже во время рутинных тренировок, при отсутствии направленных на них РПГ и стрелкового оружия. Дюрант смог доставить первый отряд без происшествий. Предполагалось, что заключительная часть будет куда проще…

С этого момента ничто не могло казаться простым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *