by

Чёрный Ястреб сбит, глава 12

За несколько минут до того, как был сбит Супер Шесть-Один, рейнджеры и операторы «Дельты», находившиеся внутри здания-цели, готовились его покинуть. Ушло больше времени, чем было задумано: сперва им достался травмированный Блэкбёрн, свалившийся из «Чёрного Ястреба»; три «Хамви» отделились от основной колонны с заданием вернуть раненого на базу — на пути домой был убит сержант Пилла. После отправления трёх джипов в конвое едва хватало мест.

Солдаты, все до единого, слышали от ветеранов о «тумане войны», означавшего, что даже самый продуманный план летит к чертям когда поднимается стрельба, но, несмотря на это, для них было удивлением почувствовать, как тяжело осуществлять даже простые действия. Старшему сержанту Дэну Шиллингу, полевому авианаводчику военно-воздушных сил, сидевшему в головном джипе, наконец наскучило томиться в ожидании приказа и он покинул машину, чтобы узнать причину задержки. Оказалось, спецназ, скрутивших пленных, ожидал сигнал от конвоя, в то время как колонна ждала, пока штурмовики не объявятся снаружи.  Шиллинг вернулся обратно: наконец-то дело сдвинулось с места.

Дэн был немногословным выходцем с юга Калифорнии, сухой, спортивного телосложения, в прошлом — резервист армии, восемь лет назад поставивший на кон своё денежное пособие и звание: вступив в военно-воздушные силы ради проверки собственных способностей он решил пройти строгий отбор в подразделение передовых авианаводчиков. Данный род войск- кратчайший путь в силы особого назначения, который могла предложить армия, кроме того, он казался интересным. Солдаты специализировались на работе в горячих точках и непосредственном наведении авиаударов с земли. Раз уж миссия предполагала тесное взаимодействие между войсками на земле и в небе, Дэну предстояло сопровождать командира конвоя, подполковника Дэнни Макнайта. Именно в таком приключение Шиллинг стремился оказаться. Ему исполнилось тридцать лет, шесть из которых он провёл в силах специального назначения, и сегодня сержант получил свою опасную награду. Он нервничал, пока связанные по рукам сомалийцы забирались на платформу одного из грузовиков. Часть штурмовой группы пешком направилась к месту крушения. Чем дольше конвой оставался на улице, тем большей опасности он себя подвергает. Каждая минута позволяла ополченцам Айдида в вооружённой черни стать сильнее, что лишь подчёркивалось постоянно усиливавшейся перестрелкой. С самого начала им было отпущено тридцать минут. Если они смогут выбраться за это время, всё будет в порядке. Шиллинг скосил глаза на часы: они уже находились здесь 37 минут.

Сбытый «Чёрный Ястреб» всё изменил. Им было приказано выдвигаться к месту аварии как можно скорее.

Почти в каждой из машин были раненые. Густой дым висел в воздухе, сквозь который пробивалась гарь от пороха и огня, а в переулках, вливающихся в главную дорогу,и перед некоторыми зданиями вдоль Гольвадига валялись целые и разорванные на части тела сомалийцев. Один из трёх пятитонных грузовиков был объят пламенем: в него попал и вывел из строя выстрел РПГ; граната с термитом полностью его уничтожила. На белоснежных бетонных блоках отеля «Олимпик» и прилежащих зданий  пулями были выбиты гигантские дыры. Деревья скосило очередями. Песок на перекрёстках и выездах из переулков пропитался кровью и окрасился в коричневый. Шум вокруг был оглушительным, но он нарастал достаточно медленно, позволяя солдатам к нему привыкнуть. Громкий треск или осколок от кирпича были сигналами тревоги, но непрекращающийся грохот выстрелов уже никого не пугал. Макнайт, казалось, был начисто лишён чувства страха. Он спокойно перемещался по улице и возвышался над солдатами, спасавшихся за укрытиями, как будто ничто не выходило за рамки обыденности. Вскоре он подал сигнал рейнджерам вернуться в машины.

24499858

На фото — солдаты из десятой Горной дивизии США. Как известно, во время операции 3-4 октября была сделана только одна фотография; но, надеюсь, это изображение поможет передать атмосферу Могадишо. Взято здесь

— Говорит Юниформ Шесть-Четыре [Макнайт]. Я готов к экстра… Я загрузил всех, кого увидел и готов выдвигаться к месту аварии, приём.

— Принято, начинайте движение [подполковник Гэри Харрэл, командир наземных войск на борту «Чёрного Ястреба» С2. На улицах почти спокойно. У нас донесения о снайперском обстреле у северу от места крушения.

— Хорошо. Мы возьмём правее и зайдём в зону аварии с востока, конец связи.

Всё просто: два квартала на север, ещё три — на восток. Конвой из шести «Хамви» и двух оставшихся в строю грузовиков пришёл в движение: три джипа перед тягачами и еще три позади них; крыши кабин грузовых машин были оснащены большими светящимися в темноте панелями оранжевого цвета — метки для вертолётов наблюдения, обеспечивавших контроль их передвижений. Вертушки были их глазами в небе, которые направляли машины через город.

Они выдвинулись навстречу самому кровопролитному этапу сражения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *