by

Чёрный Ястреб сбит, глава 15

«Чёрный Ястреб» под управлением Майка Гоффена оказался прямо позади борта Супер Шесть-Четыре Дюранта, когда сработал таймер гранаты. Взрывом оторвало часть хвостового винта. Гоффена заметил брызги масла, распыляющегося в мелкие капли, но сам узел не был задет и всё казалось исправным.

— Супер Шесть-Четыре, у вас порядок? — поинтересовался Майк.

«Чёрный Ястреб» — живучая машина. Вертолёт Дюранта весил шестнадцать тысяч фунтов, задней винт находился далеко от кабины пилотов, так что он услышал вопрос прежде, чем осознал произошедшее. Гоффена подтвердил попадание из РПГ и урон, нанесённый в области стабилизатора.

— Принято, — спокойно отозвался Майк.

Поначалу ничто не казалось вышедшим из строя. Пилот быстро проверил приборы, показания которых его успокоили. Члены экипажа, Кливлэнд и Филд, не пострадали. На смену первоначальному испугу пришло облегчение. Всё в порядке.  По словам Гоффена, они потеряли коробку передач и часть смазки, но надёжный «Чёрный Ястреб» спроектирован быть способным при необходимости продолжать полёт даже без масла; к тому же, машина всё ещё держала устойчивый курс. Мэттьюс, контролировавший воздушную часть операции с борта С2, тоже видел взрыв. Он приказал Дюранту приземлиться, так что пилот повреждённого вертолёта сошёл с прежнего маршрута полёта и направился назад, к аэродрому, в четырёх минутах полёта к юго-востоку. Вдалеке, около линии берега, Майк уже видел базу. На всякий случай он приметил на полпути просторную безопасную зону на случай, если ему придётся совершить посадку поскорее. Впрочем, полёт вертушки не вызывал опасений.

Гоффена сопровождал Дюранта в течение мили, ведь невозмутимый Супер Шесть-Четыре вполне мог вернуться в строй. Едва он приступил к развороту, как на его глазах хвостовой винт Дюранта вместе с коробкой передач и двумя или тремя футами  вертикального крыла словно испарились, превратившись в лёгкую дымку.

Пилоты Супер Шесть-Четыре почувствовали вибрацию корпуса. Они слышали нарастающий вой высохшего без смазки узла, который бился в предсмертных конвульсиях, после чего он с громким хрустом развалился на куски. Когда исчезла добрая половина стабилизирующего крыла, вертолёт неожиданно потерял тяжёлый хвост. Центр тяжести мгновенно сместился вперёд, машина начала вращаться. После десятилетия постоянных полётов рефлексы Майка и Фрэнка оказались безупречными. Чтобы завалить машину налево необходимо плавно нажать ногой левую педаль. Дюрант обнаружил, что уже до отказа вдавил её в пол, что никак не отразилось на усиливающимся правосторонним вращением вертолёта — без заднего винта они не могут этому помешать. Их кружило сильнее, чем пилот только мог предположить: детали земли и неба смешались в кашу. Сквозь ветровое стекло он видел лишь синий горизонт и коричневый песок.

Дюрант пытался хоть что-то предпринять для управления их падения. В соседнем кресле Фрэнк был занят тем же. Тумблеры управления подачи топлива ы двигатели были расположены на приборной доске: Рэю предстояла побороться с центробежной силой, чтобы добраться до них. За несколько будораживших ум секунд тот умудрился вытянуть первый рычаг полностью, отключив один из моторов, а второй — лишь наполовину. Дюрант закричал в микрофон:

— У нас проблемы! Падаем! Рэээй!

Внезапно стремительно нараставшее вращение замедлилось. За долю секунды до столкновения нос вертолёта поднялся вверх. В соответствием с аэродинамикой и действиями пилотов падающая машина дёрнулась вверх. Благодаря наполовину ослабшему кручению и небольшому набору высоты судно совершило жесткую, но ровную посадку.

Ровное приземление очень важно: оно давало шанс выжить людям на борту вертолёта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *