by

Чёрный Ястреб сбит, глава 20

Специалист Сполдинг всё ещё находился на месте пассажира в первом грузовике с высунутой из окна винтовкой, развернувшись на сидении с таким расчётом, чтобы была возможность вести прицельный огонь, когда его испугал сноп света из-под ног. Он был похож на луч лазера, пробившего дверь насквозь и ранившего его в правое колено. Пуля раздробила стальную дверь и стекло, опущенное вниз; струя металлических осколков и кусков стекла окатила его ногу от колена до бедра. Эрика шокировала вспышка света, просочившаяся сквозь дверь. Солдат завопил.

— Что случилось? Ранили? — крикнул Джон.

— Да!

В этот же миг еще один луч пробил дыру в левой ноге. Эрик почувствовал только толчок, никакой боли. Он потянулся и обхватил рукой правое бедро, кровь струилась между его пальцами: его одновременно объяло смятение и удивление от того, каким образом его подстрелили. Боли до сих пор не было. Сполдинг не хотел смотреть на ноги.

Потом заорал Мэддокс:

— Я ослеп! Ничего не вижу!

Шлем на его голове сбился, а очки съехали набок.

— Надень свои очки, болван, — ответил сосед.

Но Джона ранили в затылок. Пуля угодила в каску, которая спасла ему жизнь, но удар оказался настолько сильным, что сделал его на какое-то время слепым. Грузовик вышел из-под контроля и Сполдинг, раненый в ноги, не мог дотянуться до руля и взять управления на себя.

Останавливаться посреди сражения нельзя. Всё, что Эрик мог сделать — выкрикивать указания водителю, который держал руки на руле.

— Поверни налево, налево! Сейчас! Ещё!

— Быстрее!

— Тормози!

Грузовик мотало из сторону в сторону, задевая стены домов. Он переехал через «скинни», стоявшего на четвереньках.

— Что это было? — спросил Мэддокс.

— Не бери в голову. Мы кого-то только что сбили.

Солдаты в кабине захохотали, не чувствуя ни сожаления, ни страха. Когда Мэддокс остановил грузовик, они всё ещё смеялись.

Один из операторов, Майк Форман, выпрыгнул из кузова, подбежал к двери на стороне водителя. Открыв её, он обнаружил салон, забрызганный кровью.

— Срань господня! — прошептал он.

Водитель повалился на Сполдинга, занятого своими ранами. В левом колене зияла идеально ровная дыра, но выходного отверстия не было. Скорее всего, пуля разрушилась при столкновении с металлом двери и стеклом, а в колено попала лишь мягкая оболочка. Её расплющило во время удара о надколенник и она застряла под кожей над суставом.  Остатки пули изрешетили его голень, из которой сочилась кровь. Сполдинг закинул обе ноги на приборную панель, наложил перевязочный пакет на левую, после чего положил винтовку на основание бокового окна, сменил магазин, и, как только Форман тронулся с места, продолжил стрелять. Он метил во всё, что двигалось.

Чтобы предоставить больше места для раненых в задней части кузова «Хамви», рядовой Клэй Отик, раненый в руку в самом начале боя, выпрыгнул из джипа и подбежал ко второму грузовику. Один из солдат в кузове протянул ему руку, помогая забраться, но со сломанным плечом Отик не мог толком ни за что ухватиться. После нескольких неудачных попыток он подошёл к кабине: специалист Аарон Хэнд  вышел, позволяя солдату протиснуться между ним и водителем, рядовым Ричардом Ковалевски, бритым налысо молчаливым парнем из Техаса, которого все звали «Алфавит» за его нежелание отзываться на своё имя.

Ковалевски попал в подразделение недавно. Он только что встретил девушку на которой решил жениться и даже завёл разговор об увольнении из роты, когда до конца срока его контракта оставалось несколько месяцев. Сержант старался уговорить Ричарда остаться. Почти сразу после того, как его потеснил Отик, его ранило в плечо. Толчок опрокинул его на спинку сидения. Он мельком взглянул на рану и снова положил руки на руль.

— Алфавит, хочешь, я поведу? — предложил Клэй.

— Нет, я в порядке.

Отик прилагал все усилия, чтобы наложить повязку на кровоточащее плеч водителя в тесной кабине, когда их подбили из РПГ. Граната прилетела слева, оторвала Ковалевски руку и застряла в грудной клетке. Взрыва не последовало. Двухфунтовый снаряд остался в Ричарде: стабилизаторы торчали из левого бока на месте потерянной конечности, а нос показался из правого. Рядовой потерял сознание, но всё ещё был жив.

Грузовик без водителя врезался в своего собрата впереди, который перевозил в кузове заключённых, а в кабине — Формана, Мэддокса и Сполдинга. Удар выбросил Сполдинга через боковую дверь, а сам тягач швырнуло в стену.

Клэй покрылся холодным потом. Он похлопал Хэнда, возвращая его к реальности, чтобы тот выбрался наружу.

— Она горит! — завопил Аарон.

Кабина наполнилась чёрным дымом и Отик заметил раскалённый докрасна взрыватель, очутившийся внутри Ричарда.Боеприпас, застрявший в груди, не сработал, но что-то вызвало взрыв. Возможно, источником оказалась светошумовая граната, закреплённая на жилете Ковалевски, или ракетный двигатель снаряда. Хэнд выскочил из двери. Отик склонился над Алфавитом, помогая вытащить его из кабины, но окровавленная одежда с чавканьем расползлась на его изувеченном торсе. Клэй вывалился наружу. Они со Сполдингом остались без шлемов. Винтовка Хэнда превратилась в кусок бесполезного железа. Они двигались заторможенно и даже несколько легкомысленно. Смерть пронеслась в шаге от них, забрав с собой Ковалевски, сбила с них каски, но, в сущности, не оставила на них ни царапины. Аарон оглох на левое ухо, но не более. Солдаты нашли свои шлемы на дороге: наверное, их выкинуло через окно.

Вдобавок Хэнд обнаружил часть руки Ричарда: кисть и остатки запястья. Он подобрал её, подошёл к «Хамви», в который операторы «Дельты» затолкали тело Алфавита и засунул в набедренный карман смертельно раненого солдата.

Всё ещё находившийся в оцепенении Отик забрался в джип. Когда они снова тронулись, он принялся подбирать здоровой рукой с пола патроны, который выронили его коллеги, когда они попали в передрягу. Рядовой передал их тем, кто всё вёл бой.

Многие машины остались без боеприпасов. Они потратили тысячи патронов. Трое из двадцати пяти арестантов погибли, ещё одного ранило. Задние бамперы оставшихся на ходу джипов и грузовиков блестели от крови. Куски внутренних органов прилипли к полу и внутренней обшивке машин. Головной «Хамви» Макнайта ехал на двух пробитых колёсах с правой стороны колёсах. Машины могли двигаться со спущенными камерами, но точно не на обычной скорости. Второй джип был почти полностью выведен из строя: за ним волочилась ось и его подталкивал сзади пятитонный грузовик, который был повреждён гранатой, убившей Ковалевски. «Хамви» «морских котиков», третий в колонне, щеголял тремя сдутыми покрышками и был весь в дырах, как губка. Говард Уэсдон, «морской котик», раненый в обе ноги, перекинул их через торпеду  и вытянул их на капоте. некоторые машины дымили. Джип Карлсона украшала широкая пробоина от гранаты и сразу четырьмя спущенными колёсами.

Выстрел из РПГ, угодивший в Ковалевски в кабине первого грузовика, заставил всех находившихся позади остановиться. Из-за грохота и неразберихи вокруг, в машине Макнайта на это никто не обратил внимание; они в одиночестве доехали до улицы Армед Форсез со скоростью около тридцати миль в час. Вертолёты-наблюдатели предложили им повернуть направо (колонна проехала мимо места аварии второй раз ещё семь кварталов назад в  безуспешных поисках достаточно широкой для разворота улицы). Когда они достигли Армед Форсез, Шиллинг был удивлён её безлюдностью. Они взяли правее и проехали не более сорока ярдов, собираясь ещё раз повернуть направо и устремиться к вертолёту, когда Дэн заметил через правое боковое окно сомалийца, появившегося в переулке и метившего в них из гранатомёта.

AH6 landing

А начиналось всё в полном спокойствии и ничто не предвещало грозы. Into The Fray от MarcWasHere, демонстрирующая десантирование операторов «Дельты» с AH-6 «Little Bird».

— РПГ! РПГ! — закричал он.

Основное орудие «Хамви» молчало. Шиллинг обернулся, чтобы узнать причину задержки Прингла: пулемётчик вернулся в кузов за новой лентой боеприпасов. Солдат прикрыл руками голову.

— Ходу! — рявкнул Дэн на водителя, рядового Джо Хароски.

Но вместо того, чтобы убраться с перекрёстка, Хароски повернул, направив машину прямо на боевика. Остальное произошло в считанные секунды: после выстрела из гранатомёта Шиллинг услышал характерный хлопок; граната в форме шара ринулась в их направлении. Дэн застыл. Он не даже не поднял оружие. Снаряд пролетел мимо «Хамви» на уровне двери и исчез позади с шипящим «Уууууш».

— Назад! Назад! — закричал Шиллинг.

Сержант наконец-то выпустил очередь; Прингл закончил с перезарядкой «двойки» только когда они покинули переулок. Шиллинг, испугавшийся, что они могут врезаться в позади идущую машину, обернулся, осознав, что они остались одни. Хароски вернулся на Армед Форсез, развернулся и двинулся на запад. Экипаж обнаружил остальной конвой на прежнем месте, неподалёку от основной улицы, всё ещё направленным на север.

Макнайт, который молчал с самого разворота в противоположное направление, вернул былое расположение духа. Он вышел из джипа и советовался с сержантом Гэллэхером, стоя у моторного отсека «Хамви». Сержант был явно взбешён представившейся неразберихой. Пока он спорил с подполковником, его ранило и сбило с ног на землю. Боб упал к ногам Шиллинга. Ярко-алая кровь била струёй на его руки. Дэн ещё ни разу не видел столько крови. Скорее всего, она — артериальная: из раны било фонтаном. Мастер-сержант зажал пану пальцами и нащупал в медицинском подсумке перевязочный пакет. Он, как умел, закрепил его на Гэллэхере, предварительно затыкнув дыру «Карлексом» (губкоподобный материал с высоковыраженными абсобрирующими свойствами, которые позволяют быстро остановить кровотечение), и плотно завязал бинт. Каждую неделю пи-джеи устраивали дополнительные тренировки по оказанию первой помощи. Они упражнялись на овцах: стреляли в животных, после чего солдаты тренировались, привыкая к рукам, залитым настоящей кровью. Полученые навыки оказались полезными. Гэллэхер проследовал к своей машине; у Шиллинга в руках осталась винтовка сержанта — боеприпасы сейчас ценились дороже золота.

Они блуждали по Могу уже сорок пять минут. Макнайт собирался выйти из боя. Сейчас в конвое было куда больше погибших и раненых, чем у первого разбившегося вертолёта. Офицер связался с Харрэлом.

— Ромео Шесть-Четыре, говорит Юниформ Шесть-Четыре. Большинство наших машин  еле плетутся. Много потерь. Дальнейший поиск места крушения невозможен. Нас прижали.

Харрэлл был непоколебим:

— Юниформ Шесть-Четыре, на связи Ромео Шесть-Четыре. Дэнни, мне крайне необходимо, чтобы ты добрался до зоны аварии. Вы повернули налево на Армед Форсез Роуд, каково ваше состояние?

Но Макнайту и его людям уже хватило стрельбы.

— Говорит Юниформ Шесть-Четыре. У меня тяжёлые потери, машины почти вышли из стоя. Необходимо вывести отсюда раненых как можно скорее.

Они до сих пор были далеко от базы.

Конвой продолжил движение и все приободрились, услышав новость: они наконец-то направляются домой. Может быть, кому-то из них суждено вернуться невредимым.

Они нашли улицу Виа Ленин, четырёхполосный проспект в самом центре города, который приведёт их к развязке К-4 и базе. Сполдинг начал ощущать, как немеют кончики пальцев. Он подумал, что впадает в шок. Эрик заметил мальчишку с АК-47,которому нельзя было дать и пяти лет, стреляющего, не целясь, от бедра. Из дула автомата вырывались яркие вспышки. Кто-то застрелил его, ноги мальчика взлетели в воздух, как если бы он поскользнулся на гладком мраморе. Тело приземлилось на спину. Всё случилось как в замедленной съёмке, как во сне. Оператор «Дельты» за рулём грузовика, Форман, был прирождённым стрелком. Он держал винтовку одной рукой и крутил баранку руля другой. Сполдинг стал свидетелем, как спецназовец поразил сразу троих сомалийцев не отрывая ноги от педали газа. Эрик был потрясён.

Сполдинг почувствовал, что его руки сводит, как при центральном параличе.

— Эй, дружище, давай-ка выбираться отсюда, — произнёс пассажир, — Мои дела плохи.

— С тобой всё будет в порядке, — ответил Майк.

«Хамви» «морских котиков» оказался впереди колонны. Его изрешетило пулями, мотор дымил и терял обороты, он катился на трёх оставшихся на месте колёсах. Внутри находились восемь раненых рейнджеров и труп Джойса, ноги Уэсдона лежали на капоте (его еще раз ранили в левую голень). Он кричал: «Вытащите меня отсюда!» Сомалийцы перегородили дорогу двумя топливными цистернами, кучей мусора, мебели и тому подобного хлама, устроив гигантский костёр. Испугавшись, что остановив машину, он не сможет его снова завести, Джон Гэй протаранил горящие обломки: их чуть не подбросило в воздух, но широкий надёжный внедорожник превзошёл себя, оставшись на ходу. Остальные машины последовали за ними.

Часы показывали 5:40. К этому времени они уже более часа пробирались с боем по улицам. Из семидесяти пяти людей в конвое, солдат и заключённых, почти половина была ранена осколками или пулями. Восемь человек были мертвы или находились в предсмертной агонии. Едва они доехали до К-4, колонна загнала саму себя в очередную жестокую западню.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *